Текущее время: 16 ноя 2018, 19:00





Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: ЕПИСКОПАЛЬНАЯ СТРУКТУРА ЦЕРКВИ (ИЕРЕЙ ДАНИИЛ СЫСОЕВ)
СообщениеДобавлено: 10 окт 2008, 21:01 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10 окт 2008, 19:55
Сообщений: 1
Откуда: город Москва
ЕПИСКОПАЛЬНАЯ СТРУКТУРА ЦЕРКВИ

Основой церковной структуры является епископ, служащий Евхаристию, вокруг которого собирается клир и все верные христиане данной местности. Это Божественное установление, при нарушении которого вообще невозможно говорить о существовании какой бы то ни было церковности. И конечно, Православие, будучи Апостольской Церковью, не может утратить этого института. Но, к сожалению, вокруг этой основы сложилось множество неправильных представлений, которые затемняют саму суть служения епископа. Для того чтобы начать обсуждать эту тему, сперва приведу то определение епископа, которое дает на основании канонов и имперских законов «Алфавитная синтагама» Матфея Властаря: «Епископ есть блюститель и попечитель о душах всех принадлежащих к Церкви и находящихся в его епархии, имеющий силу совершительную для посвящения пресвитера, диакона, иподиакона, чтеца, певца и монаха. Епископу свойственно смиренным снисходить, а превозносящихся презирать и мудрование гордых преклонять к смирению делом и словом, подвергать себя опасности за паству, и ее бедствие почитать своим. Епископам заповедано доносить первенствующим в стране (т.е. начальникам) об обидах обидчиков. Епископы должны посещать находящихся в темнице в среду и пятницу, будут ли то рабы, или свободные, и должны побуждать начальников делать относительно их, что повелевают законы; а когда начальники не повинуются, должны (епископы) доносить о них царю» (Буква е, гл. 17).

«58-е пр. св. Апостол епископам и пресвитерам повелевает учить подчиненных им догматам, приводящим к православию и честной жизни. Ибо Бог через пророка Иезекииля взывает к ним: если не возвестиши, не соглаголеши, беззаконик той в беззаконии своем умрет, крове же его от руки твоея взыщу (Иез.3:18). А великий Павел не только епископу, но пресвитеру повелевает быть трезвенным, т.е. бодрствующим и неленивым, держащимся верного словесе по учению, да силен будет и утешати в здравом учении и противящыяся обличати (1Тим.1:9). Ибо он назван надзирателем потому, что тщательно смотрит как бы с наблюдательного и возвышенного места за народом; посему в алтаре, на возвышенном месте, символически поставляется для архиерея кафедра, и пресвитерам дано право стоять там вместе с ним и вместе сидеть. Ибо у тех и других общее дело - усовершенствование народа. А тех, которые нерадиво относятся к учению народа, отлучать, остающихся же в сем нерадении наказывать и извержением повелевает правило. То же повелевает и 19-е правило VI Собора. А Карфагенского 121-е (135-е) говорит, что епископы, не радеющие о своих паствах и не учащие спасительным истинам, должны быть увещеваемы от соседних епископов, дабы оставили леность и приложили подобающее усердие, - по прошествии же шестимесячного срока, если продолжают оставаться в лености, страну и народ присоединять к ближайшему епископу, могущему и заботящемуся о направлении их через научение к лучшему; а если молчание предпочтено по какому-нибудь благоусмотрению, говорит (правило), дабы таким образом удобнее привлечь некоторых из еретиков и не поощрять их в упорстве, то должно избрать трех епископов из области первенствующего епископа, для рассуждения о сем; и если будет доказано, что это действительно так, то страна опять должна быть возвращена к тому же самому (епископу). А 123-е (137-е) по прошествии шестимесячного срока удаляет и от общения с прочими нерадивого (епископа), если он не возвещает здравого учения догматов не только верным, но и неверным, и ежедневно не свидетельствует, как они относятся к истине, разве одержим болезнью, или занят высшими церковными делами, или не было светского начальника, помогающего в этом» (буква д. гл. 7).

Такова каноническая норма и таким должен быть епископ. Но так ли это в реальности? Увы! Во многих поместных Церквах это далеко не так. И связанно это не столько с личными качествами архиерея, сколько с безумным и ни с чем несоизмеримым размером епархий. Сейчас на планете Земля действует чуть больше 600 епархий. И при этом согласно данным статистики Православия придерживается в мире около 250 000 000 человек. Так что в среднем на одного епископа приходиться 41 700 верующих. Разве кто-то способен реально вникать в беды и проблемы такого количества людей, быть реальным пастырем овец Христовых? А ведь еще перед епископами стоит неотложная задача обращения в Православие еретиков (а их еще 1 500 000 000 человек) и проповедь язычникам (4 250 000 000 человек)! Можно указать в качестве примера такие епархии как Среднеазиатскую и Южноамериканскую в Русской Церкви, Гонконгскую в Константинопольской. Эти епархии охватывают несколько огромных государств, с многомиллионным населением. Разве способен хоть кто-нибудь, будь он даже сверхчеловеком, охватить своим пастырским попечением такое пространство? Если составить карту епархий мира, то перед глазами станет такая картина. Восточное Средиземноморье, кроме Турции, будет переполнено епархиями так, что даже часто не представляется возможным поставить флажок на каждый епархиальный центр. Почти такая же ситуация на Балканах и в Центральной Европе. На Украине и в Беларуси епархий уже меньше, но их плотность все, же больше чем в России. В Центральной полосе епархии еще более разрежены, чем на Украине, а за Уралом они становятся просто необозримо огромными. Если же мы обратимся к территории вне древних границ Церквей, то увидим, что на целый континент приходиться меньше десятка епископов (Южная Америка, Австралия, Восточная Азия, Африка), в огромной Океании нет ни одного епископа, и даже ни одного прихода.

Картина эта ясно показывает, что там, где каноны соблюдались буквально – то есть в каждом городе был епископ, там и отношение к ним вполне каноническое. Они действительно больше пастыри, чем администраторы. Всякий побывавший на Православном Востоке мог заметить, насколько просто бывает там пообщаться с епископом даже самому простому прихожанину или паломнику. И с другой стороны, чем больше епархия, тем недоступней епископ. Да, бывают, конечно, исключения везде. Бывают и высокомерные епископы в малых городах, бывают епископы, старающиеся быть доступными и в огромных епархиях. Но это скорее исключение, чем правило. Ибо связано это явление не с личным благочестием иерарха, а с объективными возможностями человеческого организма. Ну не может человек удержать в своей голове проблемы прихода, расположенного за 900 км. от епархиального центра, тем паче, если приходов у него этих больше тысячи.

Тут неизбежно возникает огромный круговорот бумаг, пожирающих все время епископа, вырастает до невозможности роль епархиального секретаря, а в глазах стада Христова архиерей становиться совершенно мифической и ни на что не влияющей фигурой. Реально пастырем становиться в лучшем случае приходской священник, которого часто воспринимают не как делегата епископа, а как совершенно самостоятельную духовную власть, а в худшем авторитет епископа заменяется авторитетом самозваных лжестарцев, которые уводят людей за собою (Деян. 20).

С другой стороны епископ также живет в своем мире, часто почти совершенно не зная, чем живет его паства. Могу привести пример, когда один высокопоставленный архипастырь заявил, что пресловутое «Послание епископа Диомида» совершенно маргинально для Церкви, а между тем любой приходской священник знает, что та идеология, которая отражена в этом документе, свойственна в той или иной форме чуть ли не половине постоянных прихожан. И появилась она лет за 15 до появления пресловутого Послания. И это непонимание не случайно. Ведь если епископ не исповедует прихожан и даже клириков, если не отвечает на их жизненные вопросы из-за того, что его рабочий день перегружен бумажными делами, то как возможно то единство епископа и народа, о котором говорил свят. Игнатий Богоносец: «Посему и вам надлежит согласоваться с мыслью епископа, что вы и делаете. И ваше знаменитое достойное Бога, пресвитерство так согласно с епископом, как струны в цитре. Оттого вашим единомыслием и согласною любовью прославляется Иисус Христос. Составляйте же из себя вы все до одного хор, чтобы, согласно, настроенные в единомыслии, дружно начавши песнь Богу, вы единогласно пели ее Отцу чрез Иисуса Христа, дабы он услышал вас, и по добрым делам вашим признал вас членами Своего Сына. Итак, полезно вам быть в невозмутимом единении между собою, чтобы всегда быть и в союзе с Богом» (Послание к Ефесянам. 4)?

Думаю, что совершенно необходимым является рукоположение епископов для всех городов, где не достаточно для решения церковных дел одного пресвитера (Сардик. 6). В России было справедливым иметь правящего епископа в каждом городе, имеющем статус районного центра, за исключением тех мест, где подавляющее большинство составляют мусульмане (Чечня, Дагестан, Кабардино–Балкария). Но и там епископ должен быть в каждой столице области. Исходя из норм Сардикийского Собора должна быть восстановлена Аланская митрополия в Осетии, чем мог бы быть исцелен раскол в Южной Осетии, где, как известно, православная паства оказалась в руках раскольников – старостильников киприанитов.

Другим важнейшим делом, необходимым для распространения Православия по всему миру должна быть практика направления в страны, где нет епархий не просто священников, а правящих епископов, которые могли создавать там местные Церкви. Действительно, чтобы распространить Христову веру, мало послать миссионера, надо дать возможность новообращенным жить церковной жизнью. Но сможет ли священник, назначенный окормлять несколько стран, решить эту проблему? Конечно, нет. Даже если он будет блестящим миссионером и обратит в Православие тысячи, то он сможет их покрестить, причащать раз в год и все. Те кандидаты в священный сан, кого бы он мог рекомендовать к рукоположению, в большинстве своем не смогут надолго уехать из страны для обучения (тем паче, если в стране тоталитарный режим). И в результате создание реальной Церкви в этой стране задержится на неопределенно долго, и множество людей будут обречены на жизнь без пастырского окормления и смерть без христианского напутствия. Опыт Древней Церкви и современной Римо-Католической церкви показывает успешность опоры на местные кадры, и на назначение епископов для стран неверных. Утверждение, что данная практика противоречит канону Халкидонского Собора неверно, ибо правило запрещает рукоположения без места, а не назначение епископов – миссионеров. На самом Халкидонском Соборе с одобрением рассматривалась практика рукоположения епископа для чисто языческого города, принятая в Антиохии (дело Ивы Эдесского). Было бы очень желательно, чтобы крупные Церкви мира позаботились создать епархиальную структуру во всех крупных городах мира и во всех столичных городах планеты, с тем, чтобы в дальнейшем эти епархии стали основой для создания митрополичьих округов.

Конечно, ничем не может быть оправдана практика рукоположения епископов, не имеющих реальной паствы. Согласно Деяниям III Вселенского Собора те епископы, которые не имеют паствы, называются епископами только по имени, и не имеют права на решение церковных вопросов. (Жалоба свят. Кирилла Александрийского и Мемнона Ефесского на решение отступнического сборища (с. 307)). Думаю, что это важно учитывать при современных переговорах с Константинопольской Церковью. Ведь на территории Турции единственным реальным епископом является Константинопольский Патриарх. Согласно духу решений Вселенских Соборов, например для того, чтобы Иоанн (Зизиулас) митр. Пергамский мог представлять Церковь на любых переговорах (как межправославных, так и внешних), он должен иметь реальную Церковь, за которую отвечает перед Богом и в которой совершает Евхаристию. Мы знаем, что митр. Иоанн не является реальным епископом Пергама. Он совершает там Евхаристию не чаще раза в год. Он не рукополагает клириков, не занимается обращением в Православие язычников. Строго говоря, в соответствии с 16 правилом Двукратного Собора митр. Иоанн или должен жить и служить в Пергаме (а служить там есть кому, – город Бергама достаточно большой и при нормальной миссионерской работе там может быть создана большая православная община), или низложен. Этот вопрос необходимо решать. Ведь тот епископ, который не связан с реальной паствой, не может знать и реальных нужд христиан. Он превращается в церковного администратора и политика, живущего в виртуальном мире. Такое положение – верный путь к появлению искажений в православном учении, возникающем из-за нарушений норм церковной жизни. Исключением может быть только та ситуация, когда варварское нашествие или тоталитарный режим, не дают епископу осуществить реальное душепопечение. Но и тогда изгнанный епископ не имеет церковных прав, а сохраняет только имя и достоинство епископа. И служить Евхаристию, и проповедать он может только по поручению местного правящего архиерея. И, конечно, он не может быть участником Церковного Собора.

Еще большим бедствием, разрывающим связь между епископом и паствой, является практика перемещения архиерея с кафедры на кафедру, категорически возбраняемая канонами (14 пр. св. апостолов, I Всел. 15; IV Всел. 5; Трул, 20; Антиох. 13, 16, 18, 21; Сардик. 1, 2, 17; Карф. 48). Да, в исключительных случаях такие перемещения возможны, как это было со святителем Григорием Богословом. Но ничем не может быть оправдана практика постоянного перехода с кафедры на кафедру, введенная в Русской Церкви в Синодальный период. Причем неофициально возникла целая система в роде «табеля о рангах», когда на крупные кафедры назначают по выслуге лет. Аналогичная проблема существуют почти во всех Поместных Церквах, причем случается, что перемещение совершается вопреки воле самого перемещаемого «за послушание». Если вспомнить, что святые отцы уподобляли союз епископа и Церкви браку, то вся ненормальность данной практики станет очевидной. Можно ли «за послушание» уйти к другой жене?

Непонятно, зачем нужна такая практика к тем епархиям, которые меньше всего в этом нуждаются? Понятно, что в новообразованных епархиях, особенно на миссионерских территориях бывает, что невозможно найти кандидата, и в таких случаях вполне нормальным будет рукоположение присланного из столицы кандидата, или перемещение на кафедру того епископа, который не имеет кафедры (епископа на покое или викария – хореепископа). Но неужели в таких огромных епархиях как Петербургская, Киевская или Нью-Йоркская нет достойных клириков или викарных архиереев, которые могли бы справиться с этой высокой честью? И это было бы тем полезней, что местные клирики и викарии гораздо лучше присланного епископа знают местные реальности и могут лучше исполнять свой долг.
Тем более печально, что в большинстве Поместных Церквей первоиерарх избирается обязательно из епископов. Это положение даже зафиксировано в некоторых Уставах Церквей, что является вдвойне не допустимым, ибо делает исключение из канона нормой. Приходиться слышать, что кандидат на первый престол должен обладать уже опытностью в управлении епархией, чтобы он смог понести тяжкий Крест своего служения. На это можно сказать две вещи. Во-первых, разве первый епископ обладает благодатным преимуществом перед обычным епископом? Разве Православная Церковь знает четвертую степень иерархии отличную от епископской? А если знает, то зачем был осужден папизм? Недолжно к первоиерарху относиться как к епископу епископов, ибо и среди Двенадцати Апостолов хотя Петр был первым, но среди равных.

Во-вторых, даже с практической точки зрения избрание первоиерарха из среды духовенства столицы, столичных викариев, монахов ставропигиальных монастырей весьма удобно. Ведь именно в столице обычно собираются лучшие силы Церкви. Но, даже если паче чаяния, в столице не найдется достойного кандидата, то и тогда можно призвать клирика иной епархии, отличающегося особым благочестием и знанием божественных догматов, как это было со Златоустом. Зачем разрывать союз местного епископа с его Церковью, да еще и провоцировать конфликт между епископами за право первенства? Можно вспомнить, что огромное число святителей, избранных на патриаршие престолы из клириков и даже мирян, явили пример великолепного управления первыми престолами. Достаточно вспомнить святителей Иоанна Златоуста и Афанасия Великого, Петра Московского и Льва Великого, Григория Двоеслова и Фотия, Тарасия, Никифора и Мефодия Константинопольских. Неужели их труды не показывают всю несостоятельность мнения, будто бы первым престолом не могут управлять те, кто не прошел «практики» управления епархией?
Еще одной страшной проблемой, разъедающей Церковь в мире и мешающей свидетельству о Христе, стало разрушение в ряде регионов территориального устройства поместной Церкви. Принцип «в одном городе один епископ для всех христиан», который был незыблем, начиная с апостольских времен, в последний век подвергся если не теоретической, то практической ревизии. Особенно страшно эта ситуация проявляется в странах Нового Света. Бывали моменты, когда одновременно сосуществовали более десятка канонических епископов Нью-Йорка. Подобная ситуация характерна вообще для всех территорий не входящих в исторические границы Поместных Церквей, а сейчас эстонский кризис преодолел и эту границу. Еще более диким выглядит эта ситуация, если мы посмотрим на распределение приходов, когда в городе, где уже есть канонический епископ, назначается пресвитер, подчиняющийся другому каноническому епископу.

На наших глазах происходит процесс разрушение самого понятия Вселенской Церкви. Как можно свободно допускать существование не территориальных, а национальных Церквей, расположенных в одном пространстве? Как мы можем называться апостольской Церковью, грубо попирая слова апостола, что Христе нет ни эллина, ни иудея? Чем можно обосновать существование в одном городе приходов русской, греческой, арабской, румынской традиций? Ведь это классическое проявление ереси этнофилетизма!

Необходимо срочное урегулирование этого положения на уровне Всеправославного Собора, причем в расчет не должны браться никакие претензии вроде «раз мы константинопольские, то все должны нам подчиняться», или «все русские должны подчиняться Москве».
Апостольский принцип «один город, один епископ для всех православных вне зависимости от их национальности» – это единственное каноническое решение этой проблемы. Язык богослужения, обычаи, принятые в той или иной Церкви могут и должны сохраняться, но недопустимо создавать такую ситуацию, когда из-за «мирских претензий и надмения гордыни» (Ефесский Собор, 8 канон) разориться уникальное сверхнациональное единство Тела Христова.

Что же делать в тех местах, где уже сейчас сосуществует несколько епископов? Думаю, что ответ может подсказать каноническое положение о присоединении донатистов (Карф.). Если в данном городе больше членов одной из общин, то их епископ должен стать правящим для всех, а другой епископ должен стать викарием до момента смерти или смещения первого. Или же он может перенести свой престол в тот город, где преобладают прихожане его традиции. Но и в том, и в другом случае все, без исключения приходы одного города должны подчиняться одному епископу. Чтобы процесс этот прошел безболезненным, полагаю необходимым участие в выборах единого епископа не только архиереев, но и совместного заседания всего канонического клира с участием мирян.

Тут возникает вопрос: «а как же быть с тем, кому должны подчиняться эти законные епископы?» Ведь неизбежно возникнет конкуренция между Патриархатами и другими Поместными Церквами за право управления. Ответ нам дали Вселенские Соборы – это митрополитанская система.

Иерей Даниил Сысоев.


Не в сети
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]



 Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти:  
 
cron