Текущее время: 16 ноя 2018, 18:59





Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 2 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Взгляды на гипотезу эволюции в Православной Церкви.
СообщениеДобавлено: 01 дек 2008, 04:12 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 сен 2008, 04:16
Сообщений: 618
Вопрос:
Почему православная Церковь против теории эволюции?

Здравствуйте. Я тут прочитал некоторые вопросы по эволюции и ответы священников сводились к утверждению, что мол эволюция это ложная философия, а не какая не наука. Однако сильно интересуясь этим вопросом я пришёл к выводу что эволюция это наука. Более того, я знаю что католическая церковь признала эволюцию. Как православная церковь к этому относиться?
Тарас


Отвечает священник Афанасий Гумеров, насельник Сретенского монастыря:

Сейчас существуют две космогонии: библейская и эволюционная. Последняя зародилась тогда, когда в Европе началось массовое отпадение от христианской веры. Новое безрелигиозное мировоззрение проявляло себя в различных формах. Одной из них стал эволюционизм, который является не наукой, а материалистической идеологией, принявшей наукообразную форму.

Наука строится на твердых основаниях. Посылки должны быть доказаны, а выводы обоснованы. О построениях эволюционистов это сказать невозможно. Фундамент эволюционизма составляет идея, что материя из первоначального неупорядоченного состояния путем поступательного развития приобрела современный уровень организованности. Возникает неизбежный для любого ученого вопрос: кто задал эту строгую направленность к совершенствованию на столь долгое время? Ни один эволюционист на это ответить не может. Следовательно, в самом начале построения эволюционной концепции вводится ненаучное допущение. Наука не только не знает такого закона, но утверждает прямо противоположное этому. Второе начало термодинамики доказывает невозможность эволюции. Открыт этот фундаментальный закон был в первой половине 19 века. Научная разработка его принадлежит франц. математику Н.Л.С.Карно (1824), нем. физику Р.Клаузиусу (1850) и англ. физику У.Томсону (Кельвину) (1851). Формулировки, данные этими учеными, считаются эквивалентными. Суть второго начала термодинамики в следующем: в замкнутой системе энтропия может только возрастать или оставаться постоянной. Иначе говоря, любая изолированная система (а вне материи эволюционисты ничего не признают) имеет тенденцию к деградации, потому что в ней постепенно возрастает энтропия. Закон этот является универсальным. Он применяется в биологии, физике, химии, геологии и др. науках. Все изучаемые нами изменения происходят в сторону возрастания энтропии, т.е. деградации, ухудшения, упадка. Уважаемый Тарас! Если Вы признаете эволюционизм наукой, то должны отменить вт[о]рое начало термодинамики, потому что утверждения их противоположны. Больше того, второе начало термодинамики доказывает, что когда-то существовал совершенный порядок (в научных терминах - оптималь­ное состояние системы), а нынешнее состояние мира есть результат возрастания энтропии, т.е. постепенной деградации. Таким образом, мир в его сегодняшнем виде должен иметь начало. Это полностью соответствует библейскому учению.

Против эволюционизма давно выдвигается телеологический (от греч. слова телеос – цель) аргумент. Суть его состоит в следующем: поpядок во всей Вселенной и ее малейших частей является делом Великого Констpуктоpа. Уильям Пейли (1743-1805), в "Естественном богословии" (1802) формулирует его так: "если бы Вы нашли в чистом поле часы, то исходя из очевидной сложности их констpукции, Вы пpишли бы к неизбежному выводу о существовании часовщика". Современный ученый, специалист по молекулярной биологии Майкл Дентон утверждает: «Пейли был не просто прав, заявив, что существует аналогия между живым организмом и машиной; он оказался провидцем, догадавшись, что техническая мысль, реализованная в живых системах, значительно превосходит все достижения человека». Каждая клетка человеческого тела содержит информации больше, чем во всех тридцати томах Энциклопедии Британика. По мнению известного физика, лауpеата Нобелевской пpемиии Фpеда Хойла (умер 22 августа 2001 года; ввел термин «большой взрыв»), веpоятность возникновения спиpальной молекулы ДНК из смеси уже готовых нуклеотидов и сахаpов столь же близка к нулю, как и веpоятность того, что пpомчавшийся над свалкой мусоpа уpаган, пpиведет к возникновению новенького автомобиля.

Учеными с помощью математического аппарата теории вероятностей доказана невозможность эволюции. Какова вероятность случайного зарождения одной живой клетки из неживых элементов? Видный ученый Марсель Голей [Marcel E. Golay, "Reflections of a Communications Engineer," Analytical Chemistry, Vol. 33, (June 1961), p. 23] на основе математических расчетов оценивает вероятность случайного построения частиц в самопроизводящую систему, если даже взять 30 миллиардов лет, как 1:10 в 450 степени. Такая степень вероятностей математиками приравнивается к нулю. Исследования и других ученых-математиков также опровергли эволюцио: Harold V. Morowitz, "Biological Self-Replicating Systems," Progress in Theoretical Biology, Ed. F. M. Snell New York, 1967, pp. 35 ff.; Frank В. Salisbury, "Doubts about the Modern Synthetic Theory of Evolution," American Biology Teacher, (September, 1971), p. 336; James E. Coppedge, Evolution: Possible or Impossible, Grand Rapids, Zondervan, 1973, pp. 95-115.

Первые эволюционные концепции возникли в середине 18 века: Кант и Лаплас в противовес библейскому учению о сотворении мира предложили эволюционную гипотезу происхождения солнечной системы. Кстати, сейчас совершенно отброшенной современной наукой. В конце 18 века – нач.19 века Ж.Б. Ламарк сделал первую попытку объяснить путем эволюции происхождение растительного мира. Заметим, что построения эти основаны на ложной идее наследования индивидуальных изменений. Генетика это опровергла. Тогда же с эволюционными идеями выступил Эразм Дарвин. Позже его внук – Чарльз. «Происхождение видов» появилось в 1859 году. Немало людей тогда соблазнилось. С появлением генетики эволюционизму был нанесен смертельный удар. Хотя гениальный труд монаха августинского монастыря святого Томаша в Брюнне (ныне город Брно) Грегора Менделя "Опыты над растительными гибридами" вышел в 1866 г., только в начале 20 века закон наследственности вновь был открыт. Именно законы, открытые генетикой, выбили из фундамента эволюционной концепции один из краеугольных камней — тезис о передаче по наследству благоприобретенных признаков. Эта наука показала, что вид обладает надежным внутренним механизмом, дающим ему удивительную устойчивость. Говорить об эволюции вида стало научно некорректно. Только четверть века спустя сторонники эволюции попытались спасти свою «религию», выдвинув идею мутационной эволюции. Но эта схема на самом деле явилась аргументом против них. Научные исследования показали, что повреждения генома постоянно контролируются и исправляются специальным механизмом, ибо в организме имеется большое количество ферментов, каждый со своими функциями. Их согласованные и последовательные действия устраняют от 99 до 99,9 % мутаций, по оценкам самих же эволюционистов. Но самое главное в том, что по статистике значительное большинство мутаций, если они происходят, ведет не к усовершенствованию, а к деградации. Экспериментально обнаружено, что большинство мутаций (обычно 70-80 %) в случае фенотипического проявления настолько нарушают строение и физиологию организма, что губят его – т. н. летальная мутация. Остальные в той или иной мере снижают жизнеспособность организма. И лишь ничтожная доля: от 0,1 до 0,01 % может в какой-то степени повысить адаптивные свойства организма.

Современный специалист микробиолог Майкл Дентон приводит из той области, в которой он работает, много свидетельств, доказывающих полную научную необоснованность построений эволюционистов. Он показал, что гомологические структуры не представлены ни гомологическими генами, ни эмбриональным развитием. В книге "Эволюция: кризис теории" М. Дентон пишет: "Сейчас твердо установлено, что картина разнообразия на молекулярном уровне образует высокоорганизованную иерархическую систему. На молекулярном уровне каждый класс уникален, изолирован от других и не связан промежуточными звеньями. Таким образом, молекулы, подобно окаменелостям, не подтверждают наличия мифических "промежуточных звеньев", которые ищут и все никак не могут найти биологи-эволюционисты. Опять-таки, единственные отношения, определяемые с помощью современных методов, - горизонтальные. На молекулярном уровне ни один организм не может быть назван "предковым", "примитивным" или "продвинутым" по отношению к родственным организмам. Природа словно подтверждает неэволюционную круговую модель, выдвинутую выдающимися учеными - специалистами в сравнительной анатомии - в XIX веке." (Michael Denton. Evolution - A Theory In Crisis"; Burnett Books, 1985, с. 290).

Эволюционизм принципиально расходится также с системной методологией. Возьмем человеческий глаз. Он представляет собой сложнейшую, тонко упорядоченную, систему. Если изъять хоть один элемент, он потеряет системные свойства и не сможет выполнять свои функции. Глаз не мог возникнуть в процессе эволюции. Человека, птицу, лягушку эволюционисты располагают в определенной последовательности на оси прогресса. Однако глаз каждого из этих видов представляют собой различные системы. Их отличает не степень совершенства, а различный системно-конструктивный принцип.

Эволюционисты свободно без достаточного научного обоснования вводят сроки в миллионы и миллиарды лет. Для их концептуальных построений время является жизненно необходимым. Оно у них заменяет роль творца. Довод этот не научный. Время - это длительность, и никакой творческой силой не обладает. Аргумент этот психологического характера. Читателю внушается, что за миллионы и миллиарды лет все возможно: даже из бактерии может постепенно образоваться человек. Существующие методы датировки крайне ненадежны. Кандидат геолого-минералогических наук А. В. Лаломов приводит примеры радиоуглеродной датировки объектов, чей возраст заранее точно известен. Результаты были парадоксальными. Возраст панциря живых моллюсков определен в 2000 лет, современных лав Новой Зеландии в 1–3.5 млн. лет, дацитов лавового купола вулкана Сан-Хелен (извержение 1986 года) в 0,34–2,8 млн. лет, четвертичных базальтов плато Колорадо 117–2600 млн. лет. По общепринятой практике, неудобные данные отбрасываются под благовидным предлогом либо без оного. Так, только после получения очевидно завышенного возраста четвертичных лав в 117 млн. лет была обоснована непригодность применения К-Ar метода для датирования по оливину. Другие радиоизотопные методы также небезукоризненны, как с теоретической, так и практической точек зрения.

В заключении приведу мнение современного ученого, доктора физико-математических наук, профессора Геннадия Анатольевича Калябина: «Эпоха Просвещения (которую точнее надо было бы именовать периодом духовного затемнения), самым «блестящим» представителем которой считают Вольтера, паразитируя на происходившем в то время расцвете естественных наук и промышленном использовании научных открытий, выдвинула и распространила среди высших слоев общества ложную идею о самодостаточности человеческого разума и опыта для полного объяснения всех природных явлений. Возникло множество материалистических лжетеорий: в физике — редукционизм, то есть сведение поведения сложных систем к свойствам их более простых частей, в астрономии — гипотезы о возникновении Солнечной системы, в геологии — совершенно произвольное датирование пластов в горных породах, в биологии — концепция эволюции (ламаркизм и дарвинизм), в науках о человеке и обществе — социализм и фрейдизм. Эти «теории», а на самом деле мифы XIX столетия, продолжают в измененном виде преподноситься как научно обоснованные» (Наука как подтверждение библейского учения о творении, Самара, 2001, с.26-27).
09 / 11 / 2004
http://www.pravoslavie.ru/answers/041109133936.htm

_________________
馬鹿も一芸


Не в сети
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
 Заголовок сообщения: Re: Взгляды на гипотезу эволюции в Православной Церкви.
СообщениеДобавлено: 01 дек 2008, 04:12 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 сен 2008, 04:16
Сообщений: 618
архимандрит Ианнуарий (Ивлиев)
(Санкт-Петербургская Духовная Академия)

Взгляды на теорию эволюции в Православной Церкви

http://azbyka.ru/dictionary/25/Iannuari ... -all.shtml


В истории мысли последних двух столетий идея эволюции оказалась яблоком раздора в естествознании, философии, религии и идеологии. К ней всегда наблюдалось очень пристрастное отношение. Это объясняется не столько научно доказанными фактами, не столько логикой, сколько психологическими факторами.
С одной стороны, действует здоровая интуиция непредубежденного взгляда на сложность, красоту и целесообразность окружающего нас мира. Эта интуиция всячески противится утверждению, что все это удивительное многообразие форм - результат набора слепых случайностей.
С другой стороны, существует некий психологический барьер как результат мощной пропаганды материалистического мировоззрения. Он не позволяет множеству людей принять веру в Бога Творца. Люди гораздо спокойнее чувствуют себя, когда они соглашаются с простейшими квазинаучными объяснениями мира.
Существует еще третья психологическая сторона. Реальные факты эволюции в онтогенезе, а также прогресс науки и техники невольно вызывают по аналогии представление об эволюции и прогрессе природы в целом.

Все разновидности эволюционной гипотезы в настоящее время пребывают в жестоком кризисе.
Во-первых, остается научно не доказанным сам факт эволюции. Во-вторых, наука не может указать подлинные причины и механизмы эволюции, если даже она имела или имеет место. Никто не видел своими глазами эволюционного происхождения какой-либо из основных групп организмов и даже просто превращения одного вида живых существ в другие. Поэтому для науки естественно было обратиться к ископаемым останкам живых существ. Были обнаружены миллионы костей и других свидетельств прошлой жизни на земле. На основании этих останков были попытки воспроизведения так называемой «палеонтологической летописи», или «древа жизни». Однако именно в этой летописи, несмотря на колоссальное количество ископаемого материала, отсутствуют достаточные основания для признания постепенного превращения одних видов в другие.
В одной из сказок Киплинга слон становится слоном по той причине, что крокодил вытянул его маленький нос в длинный хобот. Дарвин нас уверял, что таким крокодилом была постепенная эволюция. Современные гипотезы трансформировали предположение Дарвина: крокодил тянул слона за нос не медленно, но рывками. Однако никаких слонов с малыми или средней величины носами палеонтология нам не предъявляет. Крокодил пока остается только в сказке Киплинга. Разные группы живых существ впрыгивают в палеонтологическую летопись как бы ниоткуда.

1. Палеонтология, как и современное состояние биосферы не обнаруживает переходных ступеней между различными формами жизни.

2. Палеонтология принципиально не способна пролить свет на происхождение жизни как таковой. Относительно первого затруднения некоторые эволюционисты предложили гипотезу внезапных резких скачков в развитии, которая, в свою очередь, не предлагает никаких правдоподобных механизмов таких скачков. Относительно второго затруднения предлагались различные гипотезы зарождения жизни из неживой материи, ни одна из которых не выдержала критики. Предлагалась и гипотеза занесения жизни на землю с других планет. Но вопрос о происхождении жизни как таковой остается открытым.

Вообще разные гипотезы о самозарождении жизни из неживой материи кажутся иррациональными хотя бы у в силу нулевой вероятности такого события. Нет нужды приводить результаты соответствующих вычислений. Они теперь хорошо известны. Разумеется, всегда существовали и будут существовать попытки построить рerpetuum mobile или найти «философский камень». Будут существовать и попытки экспериментально или теоретически извлечь простейшую живую клетку из какого-нибудь гипотетического «органического бульона». Но к науке это не имеет никакого отношения.

Естественно, что особенный интерес всегда вызывали сообщения о найденных останках существ, которые образовывали переходную ступень между приматами и человеком. Иногда эти сообщения оказывались мистификацией. Иногда находились разрозненные фрагменты скелетов и на основании этих ничтожных фрагментов делались претенциозные утверждения о находке якобы бесспорных промежуточных звеньев между обезьяной и человеком. Во всех этих случаях вывод делался без достаточного основания в нарушение фундаментального закона онтологии и логики. Однако все мы с детства видели множество красочных изображений, на которых обезьяна постепенно превращалась в человека белой расы, иногда в современном костюме. Нас уверяли, что эти красочные фантазии - результаты научных открытий. Кто же будет спорить с наукой?! Слепая вера в науку в последние столетия иногда, - как в этом случае, - приобретала карикатурные формы.

В Православной Церкви редко давались оценки тем или иным научным гипотезам. Наука занимается своим делом, Церковь - своим. Но там, где наука пытается узурпировать место религии и становится идолом, Церковь должна реагировать. К сожалению, гипотезу эволюции идеологи часто использовали в антихристианских целях. Поэтому эволюция была предметом обсуждения в среде православных богословов. Взгляд на эволюцию был различным: от крайне отрицательного до восторженно положительного, от поверхностного до очень глубокого.

В спектре разных отношений к эволюционной гипотезе отметим вначале ее радикальное отрицаний. Среди критиков эволюционизма в последние десятилетия следует назвать иеромонаха Серафима (Роуза) (+ 1982). Он известен своим крайним традиционализмом. В одном из своих сочинений он полемизировал с современным греческим богословом А. Каломиросом, который защищал эволюционизм.

А. Каломирос писал: «Первые главы Святой Библии - это ничто иное, как история творения, прогрессирующего и завершаемого во времени... Творение не пришло в бытие мгновенно, но претерпело ряд последовательных появлений, развитие в шесть разных «дней». Как еще назвать этот прогресс творения, как не эволюцией?». Он же говорит об Адаме как об «эволюционирующем звере». И далее: «Все мы пришли в бытие посредством эволюции во времени. Во чреве матери каждый из нас был сначала одноклеточным организмом... и, наконец, сформировавшимся человеком».

На это о. Серафим возражает. Он, конечно, не собирается научно опровергать теорию эволюции, но только говорит, что эволюционную теорию нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть через науку, ибо это не научная, но философская идея, которая противоречит библейскому учению и учению святых отцов. Он различает эволюцию и онтогенетическое развитие, чего не делает А. Каломирос: «Я совсем не отрицаю факта изменений и развития в природе. Да, взрослый человек развивается из эмбриона; да, огромное дерево вырастает из желудя; да, возникают новые разновидности или организмы, будь то «расы» человека или породы кошек, собак и фруктовых деревьев, - но все это не эволюция: это только изменчивость в пределах определенной разновидности или вида».

Свои взгляды о. Серафим подтверждает многочисленными цитатами из патристики, т.к. святые отцы для него - критерий религиозной истины. Но за основу он берет тексты Священного Писания. Он толкует Писание как норму, определяющую истинность или ложность той или иной научной гипотезы, придает букве Писания едва ли не смысл научного прозрения. Такая герменевтика, конечно, не имеет никакого отношения к спасительным божественным откровениям, данным нам в Слове Божием. В появлении эволюционных гипотез о. Серафим видит одно из знамений приближающейся эсхатологической апостасии.

Питательная среда для таковой - западное христианство. Свою книгу он завершает весьма патетически: «Эволюционизм тесно сплетен со всею апостасийною ментальностью гнилого «западного христианства»; он является орудием «новой духовности» и «нового христианства», в которое сатана ныне стремится погрузить последних истинных христиан». Надо полагать, что к последним истинным христианам о. Серафим причислял себя и своих единомышленников.

От радикального отрицания эволюционизма перейдем к более умеренной его критике. Это крыло в Православии представлено профессором протоиереем Василием Зеньковским. Богослов и историк философии, он написал книгу по христианской апологетике, в которой несколько разделов посвятил проблеме эволюции. В отличие от иеромонаха Серафима (Роуза) о. Василий Зеньковский не отрицает, более того, утверждает эволюцию. Эволюция как самодеятельность земли подразумевается Библией. Господь повелевает земле действовать своими силами («да произведет земля...»). Эта творческая активность природы, которую Бергсон называл elan vital (жизненно важная стремительность), делает понятным бесспорный факт эволюции жизни на земле. Но если Библия рядом с призывом земли к самодеятельности упоминает об участии Бога в творении новых форм, точнее, в указании земле путей к созданию новых форм, то это означает ограничение принципа спонтанной эволюции.

В критике эволюционной гипотезы с «библейской» точки зрения часто утверждалось и утверждается, что Библия говорит о возникновении некоторых отдельных видов живых существ и об их дальнейшем размножении «по роду их» (Быт.1,12.21.25). Отсюда в раннем естествознании утвердилась идея о неизменности основных форм жизни. В. Зеньковский не согласен с такой интерпретацией Библии. Строго говоря, Библия вовсе не дает оснований для идеи неизменности. Однако именно на основании этой идеи неизменности возникла классификация и систематизация живых существ. В свою очередь, систематизация, вызвала к жизни учение Дарвина о взаимоотношениях внутри классов растений и животных. Кризис чистого дарвинизма не зачеркивает факта эволюции в природе, а только показывает, что процессы эволюции сложнее, чем это казалось раньше. Эволюция была и есть в природе, но она в разных ступенях своих нуждалась в воздействии Творца.

К умеренным защитникам эволюционного взгляда на происхождение видов можно отнести русского богослова конца XIX - начала XX века профессора Московской Духовной Академии С.С. Глаголева. Он был автором многих работ по проблеме «наука и вера», в том числе по проблеме биологической эволюции. В своей работе о Георге Менделе, который положил начало генетике, С.С. Глаголев, прекрасно знакомый с предметом, подробно излагает теорию Г. Менделя о наследственности. Мендель (1822-1884) создал свою теорию, когда внимание всего мира было всецело обращено на учение Дарвина.

Глаголев замечательно описывает тот массовый гипноз, который вызвало это учение. «Во второй половине XIX века... все поняли: Дарвин объяснил мир. Объяснение было до наивности просто. Но что же может быть лучше простых объяснений? Дарвин, говорят, не любил алгебры. На самом деле гораздо проще довольствоваться четырьмя действиями арифметики. Теория Менделя призывает биологов к скромности. Вопрос о происхождении новых форм... оказывается настолько сложным, что... при настоящем состоянии знания недопустимы широкие обобщения по вопросу о происхождении родов, классов и типов. Решения этих вопросов, предложенные во второй половине XIX века... столь же научны, как вавилонские или греческие сказания о происхождении растений, животных и людей».

Полный оптимистической веры в силу научного знания (это было характерно для его поколения) и веры в Промысл Божий, С.С. Глаголев завершает свою работу об ученом монахе такими словами: «Что дадут работы менделистов? Нельзя знать этого; но хочется верить, что умственное движение, начало которому положил монах, ... будет содействовать установлению гармонии между нашею христианскою верою и положительным знанием, и что на вопросы о принципах природной необходимости оно будет давать ответы, поднимающие силу телеологического доказательства бытия Божия»(с.209). С.С. Глаголев написал также замечательный очерк об Альфреде Росселе Уоллесе (1822-1913). В Дарвине и Уоллесе эволюционизм раздвоился. В Дарвине он вступил в союз с материализмом, в Уоллесе - с идеализмом. Именно принципы эволюции дали ему основания для решительного отрицания материализма.

Как и Дарвин, Уоллес считал, что естественный отбор в борьбе за существование сохраняет только самых приспособленных. Естественный отбор образует и фиксирует только те признаки, которые полезны живым существам. НО! Если происходит искусственный отбор, подбирающий разум может фиксировать те или иные признаки ради какой-нибудь отдаленной цели. Наблюдая людей в своих путешествиях в дальние страны, Уоллес пришел к заключению, что в физической и психической организации «дикарей» находится много такого, что им совершенно не нужно, и что заложено в них ради отдаленных целей. Дикарь, например, владеет мозгом философа, а на самом деле ему нужен мозг немного сложнее того, который имеет обезьяна. «Лишние» признаки не могли произойти путем естественного отбора, но они были заложены и развиты в нем ради отдаленной цели. Уоллес пишет (Естественный подбор, СПб 1878, с.328-391): «Я вывожу из этого ряда явлений то заключение, что некоторое высшее интеллигентное существо давало определенное направление развитию человека, направляло его к специальной цели совершенно так, как человек руководит развитием многих животных и растительных форм».

Однако все рассмотренные нами взгляды православных богословов на эволюцию, отрицательные и оптимистические, не содержали в себе глубокого проникновения в эту проблему. Это были именно внешние оценки. В 1930 году появилась работа признанного классика православного богословия XX века, профессора протоиерея Георгия Флоровского (1883-1979) «Эволюция и эпигенез». Эта работа представляет собой самый глубокий и принципиальный религиозно-философский анализ понятия эволюция.

Уже в самом начале своей работы Флоровский доказывает телеологичность процесса всякого развития, всякой эволюции. Объясняется это следующим образом. Эволюция присуща только организмам. Не каждая вещь может «развиваться». Например, не может развиваться нечто элементарное, простое, принципиально неизменное («атом» в прямом смысле этого слова). Не может развиваться и агрегат, то есть такое множество, которое не образует никакого внутреннего единства. Развиваются только организмы. Эволюция предполагает заложенную в организме конечную цель или форму. Иными словами, эволюция движется по некоему эмбриологическому плану. Понимаемая так, она всегда есть процесс телеологический. В эволюции реализуется заложенная в организме преэкзистенция, «скрытость, которая в процессе эволюции открывается».

Указанное объяснение понятно и бесспорно, когда речь заходит о развивающейся биологической особи. Но в какой степени можно применять понятие развития к прочим объектам? Так, уже к филогенезу, к процессу происхождения видов, нельзя применять понятие «развития» так же просто, как мы это делаем в онтогенезе, в эмбриологии. Эволюция сообществ, видов - процесс гораздо более сложный. Но о. Георгий Флоровский показывает, что и в этом случае основные характеристики процесса развития остаются теми же самыми. Так, например, дарвинизм, который объясняет происхождение видов случайностью, сохраняет черту целесообразности, телеологичности. В этом случае роль универсальной цели и движущей силы играют понятия приспособления и отбора. При этом весь органический мир оказывается чем-то целым, неким сверхорганизмом, в котором все элементы взаимосвязаны и находятся в равновесии благодаря силе естественного отбора.

Какова же природа этой силы естественного отбора? Есть ли этот процесс игра случайностей? Но тут следует сказать, что даже теория скачков, внезапных мутаций предполагает, что в случайных изменениях реализуются скрытые потенции органического мира. Единство живой природы не нарушают никакие внезапные скачки и мутации. Далее Флоровский расширяет понятие телеологической эволюции на весь космос, ибо существование или возникновение целесообразных процессов в нецелесообразной среде абсолютно непонятно.

В человеке же и в истории как совместном творчестве людей природные процессы, в том числе и эволюция, обретают абсолютно новое качество. Человек входит в уже существующий живой мир. В мир человек приходит последним, под конец, после других. В человеке мы находим высшую форму естественного бытия. И в этом смысле мир антропоцентричен.

История. Она приходит после природы. Но является ли история продолжением природы? Иначе говоря, является ли человек только природным существом, хотя и более высоким? Или история есть развитие в каком-то ином смысле? Мы слишком привыкли говорить об историческом развитии, и весь смысл истории видеть в том, что она развивается. Но толкование истории как развития означает биологизм в истории. Здесь проблема в методологии. Как жизнь невозможно объяснить посредством неживой механики, так и мир людей, историю нельзя описать как некий органический процесс (Освальд Шпенглер) или как механическую закономерность (исторический материализм, трактующий историю как развитие социально-экономических отношений).

Флоровский придает фундаментальное значение анализу понятия личности. Это очень необычно для привычных рассуждений о проблемах эволюции. Флоровский, как мы видели, связывает понятие эволюции с понятием организма. Человек как биологическое существо есть организм. Но человек как личность - не только организм, равно как не каждый организм является личностью. Личность невозможно представить себе без понятия свободы. Именно это отличает личность от организма. Благодаря свободе личность перестает быть только природным существом. Почему так? Потому что организм внутренне и внешне ограничен врожденной формой. Весь смысл органической эволюции состоит в реализации этой врожденной формы. Человек тоже является природным существом. Но в его личном генезисе имеется такая врожденная форма, которая возвышается над врожденной формой организма. В личном генезисе человека реализуются не только врожденные задачи и возможности, но и планы, идеи, которые лежат за пределами врожденных возможностей организма. Личность свободна. Она не предопределена. Свобода есть выбор. Но выбор не только возможного пути в многообразии естественного бытия. Свобода личности есть выбор между естественным и неестественным. В этом смысл свободного действия и творчества. Поэтому генезис личности не есть эволюция. И Флоровский предлагает другой термин для генезиса личности - «эпигенез», т.е. процесс, возвышающийся над обычным природным генезисом, так сказать, «супергенезис».

Свобода есть разрыв в природных причинно-следственных связях. Свобода есть проявление в природе иного, не заложенного в природе, бытия, а именно, смысла, логоса. Говоря словами Библии, свобода - сияние света в «стране тени смертной» (Ис. 9,2), т.е. явление вечного в преходящем мире возникающей и умирающей природы, где «все течет». Таково человеческое творчество. Продукты творческой свободы человека никак нельзя объяснить генетически. В свободном человеческом действии, а следовательно, и в историческом творчестве соединяются два разных измерения бытия, и эта встреча есть чудо. Всякое свободное действие есть чудо. В свободе человеческой личности мы соприкасаемся с религиозной тайной человека. В человеке действуют две силы, две «энтелехии»: одна природная, органическая, другая трансцендентная, источник которой - Бог. Иными словами, человек является свободно действующим проводником Божественной мысли в мире. Этим определяется сверхъестественный смысл и личного и исторического эпигенеза. Поскольку же в человеке и в человеческой истории с их эпигенезом реализуется последний смысл антропоцентрического космоса, божественная энтелехия проникает во все фазы космической эволюции.

В кратком обзоре размышлений о. Георгия Флоровского мы видим не поверхностное отрицание и не восторженное поверхностное принятие, но серьезное религиозное обоснование и оправдание эволюции. Имеют ли эти размышления какие-нибудь следствия для науки? Имеют. Во-первых, как мне кажется, они показывают суетность всякой неоправданной методологии, выводящей живое из неживого и свободно-разумное из природно-необходимого. Во-вторых, в указанных непереходимых границах между неживым, живым и личностным они оправдывают дальнейшие научные поиски механизмов эволюции, более удачные, чем те, которые предлагала наука до сих пор. В третьих, эти размышления призывают ученых не пренебрегать телеологией. Более того, они указывают, что всякое исследование в области эволюции, принципиально исключающее телеологию, заведомо обречено на слепое блуждание во тьме или на научную неудачу.

Доклад опубликован в сб.: Teoria dell`evoluzione: lo sguardo della scienza e della fede cristiana (Теория эволюции: естественнонаучный и христианский взгляд). Seminario scientifico italo-russo. Российско-итальянский научный семинар. (San Pietroburgo 23 Aprile 2003-Санкт Петербург 23 апрель 2003), стр.98-121.

Atti del seminario-научные доклады (a cura del prof. Emilio Fiorenzo Reati ofm, Seminario Cattolico di San Pietroburgo e del prof. Lodovico Galleni, Universita di Pisa).

Centro per il dialogo italo-russo di Gargnano.Bs (Italia).
Центр итальянско-русского диалога Гарньано.Бс (Италия).

FONDAZIONE ITALO-RUSSA "DIALOGO DELLE CULTURE".
РОССИЙСКО-ИТАЛЬЯНСКИЙ ФОНД "ДИАЛОГ КУЛЬТУР".

_________________
馬鹿も一芸


Не в сети
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 2 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]



 Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти:  
 
cron